Старая лиса — персидская сказка

Персидская сказка.Сказки народов Востока.

 
Жила-была лиса, до того хитрая и ловкая, что все проклинали ее. Не одни только куры и петухи натерпелись от нее, все другие звери той округи тоже испытали на себе ее козни и плутни. Завидят только лису издали, сразу же разбегаются кто куда.
Так было в ее молодые годы. Но вот пришла лисья старость. Никогда раньше лиса не думала, что состарится, и в мыслях у нее не было, что наступят времена, когда она не сможет лакомиться курами и петухами. Но старость все-таки пришла, стало ей невмоготу охотиться. Лиса уже не могла одним прыжком словить петуха или разорвать одним ударом лапы зайца.
Настали для лисы трудные времена, частенько приходилось ей голо­дать. Иногда целыми днями не могла она ничего раздобыть, чтобы хоть заморить червячка.
Стала лиса раздумывать, как бы обеспечить себе пропитание. Сколь­ко ни ломала себе голову, ничего не придумала. Огорчилась лиса, рас­строилась.
И вот как-то вечером шла она к городу, думала чем-нибудь поживиться: костью ли какой или падалью. Стоило ей только выйти на боль­шую дорогу, что вела к городу, как ее увидели и стали кричать:
— Эй, люди! Лиса! Лиса! Прячьте кур и петухов!
Видит лиса: чего доброго, угодит она в руки людей, — свернула с дороги и поднялась на крышу городского базара. Прошла несколько шагов, да вдруг оступилась и провалилась через дыру внутрь. А там как раз была красильная мастерская, и она угодила прямо в чан с краской.
Побарахталась лиса в чане и с превеликим трудом выкарабкалась наружу. Каким-то чудом выбралась она через то же отверстие на крышу базара и пустилась наутек.
Взглянула она утром на себя и видит: шкура ее стала совсем другого цвета: синяя с зелеными отливами. Обрадовалась лиса, решила:
— Теперь все пойдет на лад!
Пошла она к селению, видит, сидит на каменной ограде петух, хлопает крыльями, петь собирается. Вдруг увидел он лису, узнал ее сразу — ведь это она сожрала столько кур и петухов, столько цыплят сиротами оставила.
Петух уже собрался было улизнуть, да очень ему любопытно стало, что это у лисы за окраска. Спрашивает он:
— Эй, подлая! Что это за выдумки?
— О петух! — отвечает лиса. — Это не хитрость. Ведь я уже стара, мне пора готовиться к путешествию в тот мир. Вот я и раскаялась в грехах. Аллах простил меня и дал мне новое облачение. Теперь думаю совершить паломничество к Божьему дому, чтобы там покаяться по-настоящему.
Сказала она это, воздела лапы к небу и стала выкрикивать, будто молитву совершает:
Ведь я дала обет не совершать грехов И больше не душить ни кур, ни петухов.
Пора от дел дурных к молитве обратиться,
Воздевши руки вверх, хочу я помолиться.
С молитвой припаду к Господним я стопам,
И двери грешнице раскроет неба храм.
И пусть идут со мной пернатые без страха,
Взывая к имени великого Аллаха.
Хитрость лисы удалась — петух поверил ей и говорит:
— Коли так, то и я пойду с тобой. И за мной ведь числятся кое-какие грешки. Я клевал садовых червячков, отбирал зернышки у цыплят-сироток. А бывало и так, что их самих заклевывал.
— Коли так, то пошли, — предложила лиса.
Петух слетел со стены и поплелся за ней. Шли они, шли и остановились у озера, а в озере плавала утка. Как увидела она лису, отплыла на середину озера и закричала:
— Эй, подлая! Это что еще за окраска? И как ты ухитрилась потащить за собой петуха?
Затем утка обратилась к петуху:
— О добрый белый петух, послушай утку! Не поддавайся хитрости этой старой ведьмы. Нет дома, где по ее вине не носили бы траура.
— Верно ты говоришь, — отвечал петух. — Но это уже не та лиса. Она раскаялась, и Аллах простил ей грехи. А теперь она совершает паломничество к Божьему дому.
Затем он захлопал крыльями и громко пропел:
Она дала обет не совершать грехов И больше не душить ни кур, ни петухов.
Она от дел дурных к молитве обратится,
Воздевши руки вверх, решила помолиться.
С молитвой бы припасть к Господним ей стопам —
И двери грешнице откроет Божий храм.
Пусть с ней теперь идут пернатые без страха,
Взывая к имени великого Аллаха.
Утка тоже поддалась на обман и присоединилась к ним. Шли они, шли и пришли к зарослям тростника. Там на камышинке сидел удод. Увидел он их, остолбенел от удивления и спросил:
— Почему вы водите дружбу с этой негодяйкой?
Утка ответила ему так же, как ей отвечал петух. И вот лиса, петух, утка и удод двинулись в путь гуськом. Вдруг, откуда ни возьмись, навстречу им стая куропаток. Захотелось лисе прихватить с собой несколько куропаток, и она стала петь:
Ведь я дала обет не совершать грехов и больше не душить ни кур, ни петухов.
Пора от дел дурных к молитве обратиться,
Воздевши руки вверх, хочу я помолиться.
С молитвой припаду к Господним я стопам,
И двери грешнице раскроет неба храм.
И пусть идут со мной пернатые без страха,
Взывая к имени великого Аллаха.
Пропела она это и упала будто без сознания. Тотчас же петух, утка и удод окружили ее, стали растирать, гладить и привели в чувство. Но куропатки только рассмеялись и улетели.
Так они шли до захода солнца и остановились у подножия горы. Тут лиса и говорит:
— Уже темно, надо нам где-нибудь переночевать. Тут неподалеку есть пещера, переждем там до утра. В ней ни дождь, ни ветер не будут нам страшны, ни львы, ни тигры, ни барсы не нападут на нас.
— Да будет так, как ты велишь, — ответили все разом.
Так она обманула их и повела к своей норе. Отошла лиса в сторону, пропустила их вперед, а когда все вошли внутрь, заняла выход. Она умирала с голоду и только и думала, чем бы закусить, успокоить наконец свою утробу.
И вот сказала она петуху:
— Эй, петух! Ты ведь знаешь, что я раскаялась в грехах и отправляюсь к Божьему дому? А ведь раскаявшегося грешника не подобает оскорблять. А ты, как увидел меня, так сразу крикнул «подлая»! Так, выходит, кто подлее — я или ты?
Не успела лиса промолвить это, как птицы смекнули, что приготовила им лиса, какова цена ее раскаянию.
— Я назвал тебя «подлая», не зная о твоем раскаянии, — ответил петух. — Но теперь я не считаю тебя подлой. Так в чем же моя подлость?
— Что может быть более подлого, чем портить людям кур, — сказала лиса. — Ты не признаешь дозволенного и недозволенного, садишься на всех без разбора — будь то мать или сестра. А среди ночи, когда все люди спят, ты начинаешь кричать и будишь людей.
— Ведь это я азан читаю и по воле Аллаха сообщаю о наступлении утра!
— Бог не любит лживых чтецов азана. Уж я тебя накажу по заслугам. Подойди-ка ближе, эй ты, подлец! — крикнула лиса.
Петух подошел, хотел ответить — тут лиса схватила его и оторвала ему голову. Затем она обратилась к утке:
— И ты не лучше петуха, пакостница, мутишь чистую воду. Подойди-ка, покажу я тебе.
С этими словами она оторвала голову и утке. И вот дошла очередь до удода:
— Эй, удод! Кто возвысил тебя?
— Я — посланец пророка Сулеймана, — отвечал удод. — Он меня и возвысил.
— Перестань болтать. Когда у Сулеймана не было воды и он страдал от жажды, ты был нужен ему, и он послал за тобой. А ты и внимания не обратил, а отправился искать Балкис в Сабу, сватать ее. Да разве у Су­леймана не было жен? А ты заставил его страдать от жажды и полетел разыскивать Сулейману красивую и богатую жену, как будто у него не было жен и богатств. Надо наказать тебя за это!
Схватила она тут удода, а он из пасти ее говорит:
— Дозволь мне сказать тебе пару слов!
— Говори скорей, в чем дело?
— Я — любимец Сулеймана. Когда ему приходилось туго, он посылал за мной. А венец, что у меня на голове, возложил сам Сулейман. Если не веришь, я могу привести в свидетели степных кур — тогда ты убедишься в правоте моих слов.
Захотелось лисе еще курочек, она и говорит:
— Отправляйся, приведи их!
Удод вылетел из пещеры на волю и видит: едут по степи всадники, а впереди — стройный юноша. Спрашивает удод:
— Далеко ли путь держите, чего ищете?
Юноша отвечает:
— Моя сестра, дочь падишаха, заболела. Лекарь сказал, что ее вы­лечит сердце зайца и желчь старой лисы. Сердце зайца мы уже раздобыли, нужно теперь найти желчь лисы.
Удод говорит ему:
— То, что вам нужно, — здесь неподалеку. Пойдемте, я покажу вам старую лису.
Полетел удод вперед, а всадники за ним поскакали. Остановились они у лисьей норы.
— Эй, лиса! Выходи, выслушай свидетелей! — закричал удод.
А шахзаде уже приготовился, натянул тетиву лука. Как только показалась лиса, он выпустил стрелу и пронзил ей сердце. Собрал он лисью желчь и отвез сестре. Так все мелкие звери той округи избавились от коварной лисы.
Наша сказка кончилась, а галка до своего гнезда не долетела.
 

Читать другие персидские сказки.Содержание