Миша Корольков — стихи Сергея Владимировича Михалкова

Сергей Михалков

 

В синем море на просторе

Ходят волны круглый год.

День и ночь, с волнами споря,

Шел советский пароход.

Капитан — старик усатый,

Молодые моряки…

В темном трюме груз богатый:

Бочки, ящики, тюки.

Пароход винтами крутит

Далеко от берегов.

В чистой маленькой каюте

Едет Миша Корольков.

Миша слушает, не спит:

Это — палуба скрипит,

Это — сильные машины

С непогодой спор ведут.

Проводила мама сына:

Мама — там,

А Миша — тут.

Мама ночи не спала:

Шила, штопала, пекла.

Собрала и уложила,

Ничего не позабыла.

И на пристань привела

И сказала: — Вот сынишка.

Довезите. Добрый путь! —

Капитан сказал: — Парнишку

Довезем уж как-нибудь! —

Мама вынула платок:

— До свидания, сынок! —

Пароход увозит Мишу

В славный порт Владивосток.

В небе ветер гонит тучи,

В небе — молния и гром.

С каждым часом волны круче:

Вот одна идет, как дом,

А за ней уже другая

Из морских глубин встает,

Как игрушку, поднимая,

Как игрушку, опуская

Настоящий пароход.

И по палубе широкой

Не пройти, не проползти —

Там волной, как дом, высокой

Все смывается с пути.

И в столовой и в гостиной

Перекошены картины.

Чай не держится в стакане,

И обед не лезет в рот.

Где-то в Тихом океане

Так и носит пароход.

Миша слушает, не спит:

Это — палуба скрипит,

Что-то стонет под ногами,

Что-то воет, как в трубе.

Миша думает о маме

И немножко о себе.

Мише кажется, как будто

Ходят стены, ходит пол.

Дверь открылась, и в каюту

С фонарем моряк вошел,

Одеяло сдернул с Миши:

— Одевайся и не трусь! —

Отвечает Миша: — Слышу.

Одеваюсь, не боюсь!

Вот как будто все готово,

Красный галстук лег на грудь.

Капитан сказал сурово:

— Застегнуться не забудь!

Миша думает: «Беда!

Пропадем! Кругом вода!»

Капитан сказал: — Спокойно!

Все в порядке. Ерунда!

Мы нигде не пропадали,

Хуже в штормы попадали!

***

 

С каждым часом волны ниже,

Ветер тише, дальше гром.

С каждым часом берег ближе,

Различаемый с трудом.

Над притихшею водой

Светит месяц молодой.

Капитан, как видно, очень

Чем-то важным озабочен.

Капитан стоит с биноклем

И тревожно вдаль глядит…

Все устали, все промокли.

Что-то будет впереди?

Мише сразу стало страшно:

Здесь японская вода,

Здесь чужие, здесь не наши

Люди, горы, города.

«Мы спаслись от непогоды,

Мы вошли в чужие воды,

Мы должны к земле пристать,

У земли на якорь стать.

Неужели в эту ночь

Нам откажутся помочь?»

На торговом пароходе

Над кормой советский флаг.

Пароход в залив заходит.

Где-то слышен лай собак.

На советском пароходе

Под ружьем чужой отряд.

По каютам люди ходят,

По-японски говорят.

В трюме, щелкая замками,

Отпирают сундуки.

Там японскими штыками

Рвут советские тюки,

Бочки, ящики вскрывают,

Документы проверяют.

Весь, как сморщенная слива,

И на все на свете зол,

Сам полковник Мурасива

Составляет протокол.

Моряки стоят суровы

Перед новою бедой.

Рядом с Мишей Корольковым

Капитан — старик седой.

Мурасива губы вытер,

Подбородок почесал.

— Здесь по-русски подпишите!

Капитан

Не подписал…

Миша слушает, молчит,

Сердце Мишино стучит.

Под тужуркою у Миши

Красный галстук на груди.

Сердце, тише, тише, тише…

Что-то будет впереди?

Вот его к столу подводят,

И уже издалека

Мурасива глаз не сводит

С пионерского значка.

— Что за птица?

— Я — отличник.

— Что такое? Кто отец?

— На заставе пограничник,

Красной Армии боец!

Два жандарма пошатнулись,

Два других переглянулись,

Мурасива побелел,

Встал со стула, снова сел.

— Снять с него проклятый галстук!

Руки за спину ему! —

Пионер не испугался:

— Красный галстук не сниму!

Два жандарма пошатнулись,

Два других переглянулись.

Мурасива приподнялся,

Спотыкнулся сгоряча.

И сорвали с Миши галстук

Два жандарма-силача.

В облаках чужое солнце.

За тюрьмой сады цветут.

Два солдата — два японца —

Мишу по двору ведут.

Скрип ступенек. Лязг затворов.

Визг несмазанной петли.

Провели по коридору,

Молча в комнату ввели,

По команде подтянулись,

Повернулись, вышли вон…

Офицер сидит на стуле.

Справа, слева — телефон.

Он сидит, похож на краба,

Полицейский чин из штаба,

И за стеклами очков

Что-то вроде червячков.

Он встает навстречу Мише

(Даже Миша ростом выше):

— Здравствуй, Миша Корольков

Из страны большевиков!

Смотрит хитрыми глазами.

За стеной солдаты ждут.

Миша вспомнил вдруг о маме:

Мама — там,

А Миша — тут.

Там — родные лес и горы,

Над поселком воздух чист.

Здесь — опущенные шторы

И стоит живой фашист.

Офицер подходит к Мише,

Прямо в ухо Мише дышит:

— Если будем мы друзьями,

Если будешь молодцом,

Ты опять вернешься к маме,

Снова встретишься с отцом…

Начинается допрос.

Миша слушает вопрос:

— Ты живешь на Сахалине,

На советской половине.

Сколько вас, учеников, —

Следопытов и стрелков?

— Шестью восемь — сорок восемь,

Пятью девять — сорок пять…

Умножаем, переносим —

Невозможно сосчитать!

Офицер подходит к Мише,

Стиснув зубы. Миша слышит:

— За хорошие ответы

В правом ящике стола

Приготовлены конфеты,

Шоколад и пастила.

За такие же, как эти,

Принесут ремни и плети!

Продолжается допрос,

Миша слушает вопрос:

— Если каждый пионер

Кончит школу, например,

Кем захочет мальчик быть? —

Миша быстро отвечает:

— В Красной Армии служить!

— Если ночью месяц в тучах

И дороги не найти,

По какой тропинке лучше

Нам к заставе подойти?

Ты расскажешь — мы запишем.

Нас не слышат — мы вдвоем.

И тогда ответил Миша:

— Мы своих не выдаем!

Офицер зовет солдат,

Сам съедает шоколад.

— Мы под розгами заставим

Пионера дать ответ!

— Не скажу пути к заставе!

Нет! Нет! Нет!

***

 

Крысы возятся в соломе,

Дверь какая-то скрипит.

Далеко в знакомом доме

Мама бедная не спит.

На далеком Сахалине

Мама думает о сыне:

«Где он? Что с ним? Отчего

Нету писем от него?»

Рыбаки выходят в море,

Ветер гонит рыбаков,

На посту стоит в дозоре

Пограничник Корольков.

Звезды ярче. Месяц выше.

Папа думает о Мише:

«Где он? Что с ним? Почему

Не приехал сын к нему?»

В этот час по коридору

Мишу за руки вели.

Глухо щелкнули затворы.

Мишу бросили. Ушли.

Сухо в грязном кувшине:

Нет ни капельки на дне.

В паутине дверь и стены,

Под ногами пол, как лед…

«Кто спасет меня из плена?

Кто домой меня вернет?»

***

 

Отдыхают мостовые,

И трамваи не звенят.

Тихой ночью постовые

Наш ночной покой хранят.

Под Москвой, у самолетов,

На посту стоит боец.

Вот кремлевские ворота,

За воротами — дворец.

На столе вода в графине,

Лампы светлые горят.

О далеком Сахалине

Здесь сегодня говорят.

О советском пароходе,

О команде моряков

И о том, что на свободе

Будет Миша Корольков.

Не случится с ним несчастья,

Пионер домой придет:

На глазах Советской власти

Человек не пропадет!

Дует ветер, сушит сети

На песчаном берегу.

Дровосеки на рассвете

Пробиваются в тайгу.

Чайки носятся над пеной

Голубых соленых вод.

Возвращается из плена

Наш советский пароход.

В чисто убранной каюте

Тихо тикают часы.

Пароход винтами крутит.

Капитан за чаем шутит,

Улыбается в усы.

Боцман шуткой отвечает,

Боцман радио включает…

Миша думает: «Живу!

И на Родину плыву!»

Сердце, тише, тише, тише…

Миша слушает Москву.

С каждым часом ближе, ближе

Славный порт Владивосток.

Там прибой волнами лижет

Золотой морской песок.

Оттопыривая губы,

В трубы дуют трубачи.

В золотых от солнца трубах

Отражаются лучи.

Город флагами украшен —

Моряки вернулись наши.

Прямо в порт валит народ

Посмотреть на пароход.

Все в порядке. Все здоровы.

Все приехали домой!

Рядом с Мишей Корольковым

Капитан стоит седой.

Миша сходит вниз по трапу,

Видит маму, видит папу.

Миша видит: мама плачет,

Не стесняясь никого.

Миша знает: это значит —

Мама рада за него.

Вид у папы боевой:

Сразу видно — часовой!

А кругом — родные горы,

Сопки, реки и поля.

Здравствуй, наш советский город

И советская земля!

 

Читать стихи Михалкова для детей. Полный список