Дятел, синицы, пищухи и поползень — рассказ Эдуарда Шима

Эдуард Шим

 
Прилетел к берёзе пёстрый Дятел, увидел гнилой сучок. Сам прилепился на ствол, хвостом подпёрся и давай носом колотить, жуков да личинок из-под коры выклёвывать:
— Стук-тук! Стук-тук! Стучу без рук!
С азартом колотит, весело! Берёста лохматится, во все стороны труха летит. Иногда вместе с трухой и насекомыши падают, ненароком оброненные. Не замечает их Дятел, раззадорился, ещё веселей стучит!
Увидали Дятла три Синички-певички, порхнули к берёзе. Спрашивают:
— Ты чего тут делаешь?
— Веселюсь! — Дятел отвечает. — Игра у меня такая: раззудись, носок, размахнись, башка… Славно!
— Ну, а мы тут поработаем, — синицы говорят. — Не всем же веселиться!
И взялись за дело. Дятел по сучку носом стучит, нечаянно насекомышей роняет. А Синицы их на лету подхватывают, меж собой делят. Без отдыха работают!
Увидели синиц две пищухи-горюхи, шмыгнули к берёзе. Спрашивают:
— Вы чего тут делаете?
— Да вот Дятел веселится-играет, а мы, синицы, без отдыха работаем. Так стараемся, так стараемся!
— Ну и мы потрудимся, — пищухи говорят. — Конечно, не больно-то охота из-за такой добычи стараться, но уж ладно… Так и быть, где наше не пропадало.
И тоже за дело взялись. Дятел по сучку стучит, насекомышей нечаянно роняет. Синицы их на лету подхватывают. Меж синиц пищухи крутятся, норовят свою долю словить. Во всю-то мочь трудятся!
Увидал пищух тихоня Поползень, подобрался к берёзе. Спрашивает:
— Чего вы тут делаете?
— Да вот Дятел веселится-играет, синицы без отдыха работают, а мы, пищухи, во всю мочь трудимся. До того тяжко, до того тяжко!
— Ну, и я сил не пожалею, — Поползень говорит.
И тоже за дело взялся. Дятел стучит, насекомышей роняет. Синицы их на лету подхватывают. Меж синиц пищухи крутятся, норовят свою долю словить. А между пищух Поползень шныряет, тоже хочет долю себе урвать. Из последних-то сил выбивается!
Шнырял-шнырял, а потом обиделся и говорит:
— Да прогоните вы сверху этого Дятла! Надоел своим стуком. Синицы без отдыха работают, пищухи во всю мочь трудятся, я, Поползень, из последних сил выбиваюсь, а он — гляньте-ка! — в игрушки играется… Не потерплю в нашей артели бездельника!
А Дятел всех насекомышей выклевал и сам улетел.
Упала последняя щепочка, горка гнилой трухи под берёзой осталась.
И сразу работа синиц, пищух и Поползня кончилась.
Отчего бы?
 

Читать другие рассказы Эдуарда Шима