Три богатыря — русская народная сказка о русских богатырях

   

Три богатыря — сказка о русских богатырях и нечистой силе

Tri_bogatyrya
Обгоняя скорость света,
Разум мчится сквозь века;
В глубине души поэта
За строкой бежит строка.
 
И ложатся на страницы,
Отряхнув седую пыль,
Чудеса и небылицы,
И загадочная быль.
 
Как-то, споря с океаном,
Славный русский богатырь
Воду вычерпал стаканом;
И земля раздалась вширь.
 
А другой силач – тихоня,
Задремав у бережка,
Маясь жаждою, спросонья,
Выпил море в три глотка.
 
Третий – еле умещался
Посреди высоких гор
И в народе прозывался —
Грозный витязь Святогор.
 
Он мечом владел и пикой,
Равных не было ему;
И страна была великой,
И в узде держали Тьму.
 
Русский дух царил повсюду,
Как сначала повелось.
Никакому Чуду-юду
Здесь спокойно не жилось.
 
Заползут какие гады,
Или птицей налетят —
Святогор не даст пощады —
Только косточки трещат.
 
Много лет ходил дозором —
Караулил землю-мать.
Русь жила за Святогором —
Не обидеть, не сломать.
 
Все набеги басурманов
Отражал Батыр-гора.
И в стране великих ханов
Невзлюбили бога Ра.
 
Этот бог служил защитой
Великану Русь-земли.
В битве честной и открытой
С ним тягаться не могли.
 
Брали подкупом, обманом,
Злыми чарами, вином;
Шли на приступы тараном,
Выжигали Русь огнем.
 
Всяко землю-мать пытали,
Извели немало стрел.
Дни и годы пролетали,
Грозный витязь постарел.
 
Трудно стало Святогору
Воевать на склоне лет,
Отдыхать с почётом в пору,
А ему покоя нет:
 
То Ростов защиты просит,
То из Киева послы.
Но земля уже не носит,
И доспехи тяжелы;
 
Не поставить в стремя ногу,
Не взобраться на коня.
Богатырь с молитвой к богу:
“Отпустил бы ты меня
 
За моря, за океаны,
За дремучие леса,
За широкие поляны —
В голубые небеса.
 
По стране твоей далекой
Извелась душа тоской”.
И, застыв горой высокой,
Богатырь обрёл покой.
 
Говорят, что сила божья
С той поры ушла в гранит;
Добрый камень у подножья
Тайну бережно хранит.
 
Много молодцев вспотело,
Сдвинуть камушек горя,
Но осилить это дело
Не нашлось богатыря.
 
Кто к нему не подступался
И пупка не надрывал —
Никому он не поддался —
Век без малого стоял.
 
Русь тогда, меняя бога,
Новых радостей ждала,
И к святой горе дорога
Тёмным лесом заросла.
 
Талисманы, обереги
Крест немного потеснил,
Но пожары и набеги
Новый бог не отменил.
 
Вера толком не окрепла,
За бедою шла беда.
И, бывало, что из пепла
Вновь вставали города;
 
Уводили басурманы
Русских девушек в полон,
А князья в чужие станы
Отправлялись на поклон.
 
Только в Киеве богатом,
У днепровских берегов,
Чистым серебром и златом
Откупались от врагов.
 
Век покоя Русь не знала,
Но совсем не поддалась —
За морями воевала,
В споре с ханами сошлась.
 
С давних пор ей досаждали
Кочевые племена:
И поля вокруг страдали,
И дружины, и казна.
 
А с проклятьем чародея
На Руси другое зло —
Огнедышащего Змея
Тёмной силой занесло:
 
У чудовища три пасти,
Три огромных головы.
Хуже не было напасти,
По свидетельству молвы.
 
По болотам леший бродит,
Лес русалками кишит —
Сильных чарами изводит,
Слабых шорохом страшит.
 
А у города Ростова
Кто-то встретился с ягой.
Говорит – жива, здорова,
Только трудности с ногой,
 
Да укачивает в ступе,
И кружится голова,
И от старости в тулупе
Прохудились рукава.
 
Сам я врать-то не умею,
Но в народе был слушок,
Что везла она Кощею
Тяжелёхонький мешок.
 
В том мешке спала девица —
Белолица и стройна;
А кощеева темница
Без того полным полна.
 
Любит разные забавы
Полувысохший скелет;
Нет на лютого управы
И на Змея силы нет:
 
Не одну унес девицу
Он за синие моря.
Постоять за Русь-землицу
Встали два богатыря.
 
Первым вызвался Алеша —
Сын ростовского попа.
Для него любая ноша
Легче мелкого клопа.
 
Ни один лихой боярин
Перед ним не устоит;
Под мечом его тугарин
Потерял копьё и щит.
 
С детства он к тугому луку
Приучаем был отцом
И, любя развеять скуку,
Слыл весёлым молодцом.
 
На уме мечту лелея,
В жёны высватать княжну,
Одолеть поклялся Змея
И собрался на войну.
 
Снарядил седлом высоким
Богатырского коня,
Сам – под поясом широким
Сыромятного ремня,
 
Слева меч висит булатный,
За плечами лук тугой…
И хотел бы на попятный,
Да уж в стремя стал ногой.
 
В теремке девица плачет,
Тужит ночи у огня;
Богатырь по лесу скачет,
Медным стременем звеня.
 
Лес всё гуще да темнее,
И тропинки не видать.
Где тут думать о злодее —
Самому б не пострадать.
 
Вот и конь стреляет ухом,
Может, чует где беду?
Витязь слез, собрался с духом,
Конь пошёл на поводу.
 
Ночь брели, как будто спьяну,
Продираясь напролом.
Утром вышли на поляну;
На поляне – дом не дом –
 
Кособокая избушка
Без окошек, без крыльца.
У двери сидит старушка,
Неприметная с лица.
 
В доме кот, сова, два гуся…
Богатырь хитрить не стал,
Говорит: “Скажи, бабуся, —
Змей давно ли пролетал?
 
Мне б найти к нему дорожку,
Заблудились мы слегка,
Да поесть какую крошку,
И воды б по два глотка”.
 
Бабка фыркнула сначала,
Встав, туда-сюда прошлась,
Для порядка поворчала,
Но, в конце концов, сдалась:
 
“За добро ко мне, убогой,
Помогу тебе, милок.
Вы не той пошли дорогой;
Ты возьми себе клубок.
 
Он тебя на день десятый
Приведёт к большой горе;
Там и Змей – мой враг заклятый —
Прячет головы в норе.
 
Но едва ли ты сумеешь
Чудо-юдо одолеть,
А, случится – одолеешь —
Самому не уцелеть.
 
Как не станет силы биться —
Пустишь в небо голубка —
Друг на выручку примчится,
Взмылив конские бока.
 
Но и вместе против Змея
Вам едва ли устоять —
Три головки у злодея,
Знать, троим и воевать”.
 
Не послушался Алешка,
Хоть и не был дураком.
Замелькала путь – дорожка
Вслед за бабкиным клубком.
 
На десятый день похода
Подошли они к горе:
Чёрный дым валит из входа,
Змей шевелится в норе,
 
Черепа вокруг да кости;
Конь на месте не стоит.
“Хороши на завтрак гости, —
Чудо-юдо говорит, —
 
Сорок дней не ел мясного,
Даже брюхо подвело.
И ежа бы съел живого,
Если б так не повезло”.
 
“Помолчал бы, жив покуда, —
Богатырь ему в ответ, —
У тебя, у Чуда-юда,
И зубов-то толком нет.
 
Будто крот, забился в нору —
Выходи на честный бой!”
Затрясло большую гору,
Из норы раздался вой.
 
Вылез аспид трёхголовый —
За спиною два крыла.
Богатырь – за лук дубовый,
Только стрелочка мала –
 
Не достать ей сердце Змея —
Застревает в чешуе.
Защищаясь от злодея,
Вспомнил витязь о копье:
 
Разогнав коня, наскочит,
Целя в голову врага,
Да ноздрю едва щекочет.
Не врала, видать, яга-
 
И копьём не дотянуться,
И стрелою не достать;
Не на жизнь, а насмерть бьются,
Начал Змей одолевать.
 
Не поднимется, устала,
Богатырская рука.
Он, как бабка наказала,
Кинул в небо голубка.
 
Голубок стрелой пустился
За подмогой в Киев-град,
А Попович всё рубился,
Но и сам уже не рад:
 
Не побить ему злодея,
Не потешиться с княжной,
И зачем пошел на Змея,
На проклятого войной?
 
В Киев-городе княгиня
Принимала голубка,
Славный молодец Добрыня
Взмылил конские бока,
 
Прямоезжую дорогу
Одолел в четыре дня
И примчался на подмогу,
Не загнав едва коня.
 
О его победах слава
На Руси давно гремит;
Налетел, ударил справа,
Под огонь подставил щит,
 
Оттеснил к пещере Змея;
Тут Алеша подскочил —
Навалился на злодея,
От земли набравшись сил.
 
То мечом удар наносит,
То копьём с размаху бьёт;
Но пощады враг не просит,
Тоже спуску не даёт.
 
Десять дней земля горела
Под ногами у коней.
Сталь булатная звенела,
И не видно – кто сильней —
 
И друзья устали биться,
И у Змея мощь сдала.
Порешили сговориться —
Не чинить друг другу зла:
 
Змей на время крылья сложит,
(Обещал – на целый год),
И его не потревожит
Ни дружина, ни народ.
 
Порешив, погоревали,
Что напрасно подрались.
Отдохнув, коней седлали;
Попрощавшись, разошлись.
 
Возле города Ростова,
Возвратившихся с войны,
Попадья – жена попова —
Приглашала на блины,
 
Чарку с квасом подносила
В полтора больших ведра,
Чтобы мать-земля носила
И сегодня, как вчера.
 
Гости чарку поднимали,
Угощались всем подряд
Да коней опять седлали,
Отправляясь в Киев-град,
 
Рассказать о договоре,
Заключённом на войне;
Хоть князья и жили в ссоре —
Всяк мечтал о тишине.
 
Князь ростовский, расставаясь,
Дочь Алеше обещал,
А к Добрыне обращаясь, —
На помолвку приглашал.
 
С тем они и ускакали,
Поднимая пыль столбом.
Вскоре башни замелькали
В чистом небе голубом.
 
За высокою стеною,
Меж садами – терема,
Мост высокий над водою,
У ворот – народу тьма.
 
Добрых молодцев встречали,
Провожали ко дворцу.
Князь, забыв свои печали,
Дал обоим по кольцу,
 
Подносил хмельные чарки
Под зернистую икру
Да раздаривал подарки.
Был и я на том пиру,
 
Но ни чем не отличился,
В этот раз не повезло —
Пиво пил, да не напился —
Мимо рта, видать, текло.

Жанр сказки «Три богатыря»

Изучая сказку, исследователь может задаться вопросом: «Три богатыря» – это сказка или былина?». Такая заинтересованность закономерна, так как произведение имеет в себе признаки как первого, так и второго жанра. Но существенными являются и различия. Былина – это песенный жанр, в котором воспеваются события, имеющие связь с историей или влиянием на нее. Сказка же к истории имеет отношение весьма косвенное. События и герои сказки – вымысел, в который вложены ожидания и надежды народа. Исходя из данной теории, мы отнесем «Три богатыря» к жанру сказки.

Читать краткое содержание сказки «Три богатыря»

Сказка начинается традиционно, повествованием о том, что когда-то давно жил себе отец, у которого было трое сыновей. Все они были красивые, здоровые, умные, учились, отцу помогали, не общались с нехорошими людьми. Имена трех богатырей из сказки – Тонгуч-батыр, Ортанча-батыр и Кенджа-батыр. Ребятам было двадцать один, восемнадцать и шестнадцать лет. Жили они в мире и добре. Однажды отец позвал их к себе и сказал, что не нажил много добра, для трех сыновей того, что есть, мало. Нужно им самим идти в мир да копить себе богатство. Для этого все у сыновей есть – выросли здоровыми, храбрыми и хорошими охотниками. А в дорогу дал отец им три наставления: чтобы жить спокойно – быть честными, чтобы быть счастливыми – не лениться, чтоб не краснеть от стыда – не быть хвастливыми. Также ждут их три хороших коня – вороной серый и буланый. Сказал так отец и оставил богатырей. А они отправились в путь.

Что осуждает сказка о русских богатырях и нечистой силе

Восхваляя добро, мудрый народ в своей сказке противопоставляет ему зло. Здесь побежденные братьями темные силы воплощены как в хищных зверях, так и в злобных придворных шаха, что ради своих замыслов готовы пожертвовать жизнями невинных людей. На примере разбойников осуждается желание обогащения, им в противовес – братья-богатыри, которые по напутствию отца отправляются в путешествие, чтобы своими силами и трудом строить свою счастливую жизнь. К завершению сказки появляется еще один интересный момент – осуждение власти, недоверие к ней народа. Оклеветанный визирем и преданный своим тестем-шахом, самый молодой из богатырей говорит, что счастья простому народу при дворе ждать не стоит. А его фраза о том, что нельзя с шахами жить в добре, и вовсе поражает своей смелостью и искренностью.

Читать другие русские народные сказки