Нянькин сын — марийская народная сказка

   

Марийская народная сказка
 
Жили когда-то у моря царь с царицей. Хорошо жили, вот только детей у них не было. И узнала однажды царица верное средство против бес­плодия. Тут же посылает она слугу на берег моря и велит ему словить серебряную чудо-рыбу, мясо которой очень помогает в подобных делах.

Поймал слуга рыбу, доставил царице. Вызывает она няньку-стряпуху и наказывает ей:

— Приготовь-ка мне эту рыбу, да, смотри, сама ее не ешь.

Приготовила нянька рыбу, а прежде чем на стол подавать, все-таки попробовала кусочек: вдруг пересолила или, наоборот, мало соли положила?

Через год родила царица сына и назвала его Иваном. Родила и стряпуха и тоже Иваном нарекла ребенка. Креп­кими, здоровыми росли малыши: один красив — да и другой не хуже, один резв на ноженьки — да и другой не от­стает, один силен — да и другой не уступит, один глазом остер — да и другой не менее. Среди сверстников не было равных им. И росли они вместе, и играли вместе. Только по-разному кликали их: одного царевичем, другого нянь­киным сыном.

Вот подросли они и решили белый свет посмотреть да себя показать. А прежде заказали кузнецу кистени бога­тырские выковать.

Выковал кистени кузнец — по девяти пудов каждый. Подбросили их богатыри в небо, а когда те падать стали, каждый подставил ладонь. Ударились кистени и в прах рассыпались.

Тогда заказали они оружие потяжелее, по двенадцати пудов. Эти кистени, ударившись о богатырские ладони, раскололись на половинки.

Сделал кузнец еще одну пару — по пятнадцати пудов. Эти выдержали испытание. Взяли их Иваны и пошли по свету странствовать.

Долго ли, коротко ли шли они, только вышли к перекрестку дорог, к межевому столбу. А на столбе том надпись была: «Налево пойдешь — на гулянье попадешь. Направо пойдешь — голову потеряешь».

Вот и говорит Иван-царевич своему спутнику:

— Поеду-ка я по левой дороге. Посмотрю, что за гу­лянье там. А ты по правой езжай Узнай, в чем там дело, и ко мне ворочайся. Да смотри не задерживайся.

— Хорошо, — отвечает ему Нянькин сын. — Только возьми-ка вот этот белый платочек и почаще поглядывай на него. Коль начнет он чернеть — значит худо мне.

И разошлись они по своим дорогам. Иван-царевич попал на гулянье: пьет, пляшет, с девушками играет — совсем забыл о платочке. А Нянькин сын в это время ратное дело справляет…

Долго шел Иван, пока не пришел в незнакомое совсем царство. Устал и в первый же домик у дороги постучался. Открыли ему старик со старухой, приветили гостя: накормили, напоили, спать уложили. Перед сном Иван повесил над головой своей трехфунтовую гирю на бечевке и наказывает старикам:

— Сплю крепко, коль нужда придет разбудить меня — перережьте бечевку, гиря упадет мне на лоб, я и проснусь.

Сказал и уснул. День спит, второй, третий… Забеспокоились старики, будят, а разбудить не могут. Срезали тогда веревку, стукнула гиря Ивана по лбу — они проснулся. Проснулся и слышит: по всей округе колокола звонят.

— Что за праздник у вас сегодня? — спрашивает он старичков. — Почему в колокола бьют?

— Да не праздник у нас, сынок, а горе. Повадился в царство упырь шестиголовый, разорить, грозится, выкуп требует. И повезут ему сегодня царскую дочь.

Услышав это, Нянькин сын быстро собрался и поспешил навстречу незваному гостю. Только вышел на берег моря, на широкий мост, как задрожала земля, закрутилась пыль столбом едет на тройке недруг, лютый упырь. Увидев Ивана, споткнулись на мосту резвые кони, пали на колени.

— Что вы спотыкаетесь? — спрашивает их упырь. — Иль богатыря Ивана — Нянькиного сына почуяли? Так его нет еще на белом свете.

Вышел тут Иван и говорит:

— Ошибаешься. Я тут. Давно тебя поджидаю.

Вот сошлись они, сшиблись. Ударил упырь — покачнулся Иван. Да как ударит в свою очередь пятнадцатипудовым кистенем — сшиб упырю главную голову. А потом уж и остальные снес, завалил их камнями, а тело в воду бросил.

Спасенная царевна бросилась к Ивану, во дворец приглашает. А он отнекивается:

— Некогда мне. Не выспался я что-то. Пойду досы­пать.

Воротился он в домик добрых стариков, поел, попил и снова спать завалился. А перед тем опять гирю над головой повесил и наказал старикам разбудить его при нуж­де. День спит, два спит, три… На четвертый снова будят его старик со старухой.

Потянулся Иван, почесал лоб, куда ударила гиря, и, услышав колокольный звон, спрашивает:

— Что за трезвон на дворе? Уж не праздник ли какой?

— Нет, сынок, не праздник. Наехал теперь девятиголовый упырь, выкуп требует. И повезут ему сегодня среднюю царскую дочь.

Собрался Иван наскоро и поспешил к морю. Только вышел к мосту, как задрожала земля, лес зашатался, пыль солнце закрыла — скачет девятиголовый упырь. Въе­хал на мост, тут кони его спотыкаться начали. Он и спра­шивает их

— Что ж вы, мои вороные, спотыкаетесь? Неужто Нянькина сына почуяли? Так его еще на белом свете нет.

А Иван выходит и говорит:

— Вот он я. Давно тебя поджидаю.

Сшиблись супротивники. Земля задрожала. Ударил упырь — сбросил Ивана в воду по пояс. Выскочил богатырь на сушу, взмахнул пятнадцатипудовым кистенем и сшиб упырю главную голову. Поганые головы его камня­ми завалил, а тело в воду бросил.

Обнимает его спасенная царевна, во дворец приглаша­ет, большую награду сулит, только отнекивается богатырь:

— Не пойду я. Не доспал чуток. Видишь, зевота одо­левает. Пойду лучше посплю.

И снова улегся он в доме стариков. Гирю подвесил. А через три дня его опять будят. Услышал он колокольный звон и спрашивает:

— На сей раз, верно, настоящий праздник приспел? Вон как трезвонят!

— Нет, сынок, не праздник. Младшую дочку царя от­дают на съедение двенадцатиголовому упырю. Поспешил Иван к морю. Видит, земля шевелится, лес пластом лежит, горы качаются, солнца совсем не видно едет двенадцатиголовый упырь. Въехал он на мост — встали кони.
— Эй, кони-вороны, что встали? Уж не Иван ли Нянь­кин сын объявился?

— Здесь я. Давно тебя поджидаю, — отвечает Иван.

Сшиблись они. Ударил упырь Ивана — сбросил в воду по самую шею. А тот выбрался и в ответ снес ему своим кистенем главную голову. Поганые головы камнями зава­лил, а тело по воде пустил.

Подбежала тут к нему младшая царевна, обнимает, целует спасителя, обещает любить его вечно, зовет к отцу во дворец. Полюбилась Ивану красавица-царевна, на сей раз не стал отказываться. А у дворца их уже царь встречает, Ивана благодарит и говорит, что желает тако­го богатыря называть зятем, и пусть Иван выбирает любую из его дочерей.

Так Нянькин сын женился на младшей царевне, и ста­ли жить они в любви и согласии.

Да что-то скучно показалось Ивану в царских пала­тах, захотелось руку богатырскую потешить. И говорит он царю:

— Дай-ка мне, царь, ружье, хочу погулять в твоих ле­сах, зверя-птицу добыть.

Подарил царь Ивану свое лучшее ружье. Тот положил в котомку пороху, соли, несколько сухарей и отправился в лес. Целый день бродил по лесу — ни одного зверя не встретил. Присел отдохнуть. Вытащил сухари и стал их грызть. Вдруг откуда ни возьмись прилетела маленькая птичка, стала вокруг него крутиться, крошки выпрашивать. Кинул Иван ей кусочек, проглотила она сухарь и превратилась в огромного старика с длинной-предлинной бородой. Схватил тот старик Ивана, притащил его к без­донной пропасти и сбросил вниз.

Долго падал Иван: все вокруг потемнело, свет белый померк, а потом опять стало светло. Упал он в глубокое озеро, вылез, осмотрелся и понял, что находится он в подземном царстве.

А Иван-царевич в это время пил-веселился. И попался ему случайно на глаза платок Ивана — Нянькина сына. Почернел с концов платочек. Вот тогда и вспомнил о друге Иван-царевич. Взял он кистень свой пятнадцатипудовый и отправился в путь, на розыски.

Шел, шел и и пришел к избушке стариков. Узнал от них, что убил его друг трех упырей и живет теперь во дворце. Отправился Иван-царевич во дворец. А там все принимают его за Нянькиного сына: встречают приветливо, за стол усаживают. Царь и спрашивает:

— Ну как, милый зять, понравилась тебе ружье? Подстрелил ли добычу?

Понял царевич, что друг его находится где-то в лесу, и ответил:

— На этот раз не встретил я ни одного зверя. Но ни­чего, завтра снова пойду.

Только, младшая дочь царя догадалась, что это никакой не муж ее. А Ивану-царевичу, она очень приглянулась, и решил он отбить жену у друга. «Я царский сын, а он сын служанки, — подумал он. И мне по праву долж­на принадлежать царевна» С такими мыслями и отправился он в лес. Взял свой богатырский кистень, сухарей и других припасов. Вот дошел он до того места, где Нянькин сын отдыхал, и тоже присел на колоду, чтоб отдохнуть и перекусить.

Подлетела тут к нему маленькая птичка и ну вер­теться около, выпрашивать крошки. Бросил ей царевич кусочек, и превратилась она в великана-старика. И гово­рит великан:

— А-а, ты еще живой? Так теперь я тебя съем за то, что ты убил моих сыновей.

Да только Иван-царевич не стал сидеть сложа руки: размахнулся кистенем и ударил. Отклонился старик, взмет­нулась его длинная борода, вот тут-то Иван и ухватил ее крепко-накрепко. Взмолился старик:

— Не убивай меня, пощади.

— Скажи сначала, где находится мой друг.

Привел великан его к пропасти. А царевич не отпуска­ет бороду.

— Теперь достань его, — говорит.

Вырвал старик волосок из бороды, опустил его вниз и крикнул:

— Держись за волос и поднимайся!

Ухватился Нянькин сын за волос и вылез из пропас­ти. И не успел царевич оглянуться, как ударил Нянькин сын старика кистенём и убил, а тело вниз сбросил.

Рассердился Иван-царевич, говорит:

— Ты что это не спросясь убил моего побеждённого врага? Мне была нужна его волшебная сила.

А сам думает, как бы избавиться от Ивана, царевну в жены забрать.

— Я тебя от смерти спас, — говорит. — Теперь ты должен во всем меня слушаться. Вот тебе волосок, спустись по нему в пропасть и подними мне старика.

Взял Нянькин сын волосок, наклонился над пропастью и отпустил туда конец волоса. А Иван-царевич подошел к нему сзади и столкнул со словами:

— Хотел стать земным царем — так будешь подзем­ным. А я возьму то, что мне должно принадлежать по рождению: царевну и царство в придачу.

И снова Нянькин сын оказался в подземном царстве. Сел на берег озера и затужил: не выбраться теперь.

В скором времени упала в подземелье лебедь с пере­битым крылом. И взялся Иван ухаживать за ней. Вылечил он лебедь. Стала собираться лебедь на волю, на белый свет и спрашивает:

— Как отблагодарить тебя?

— Возьми вот этот волшебный волосок, — говорит Иван. — И привяжи конец его на земле к дереву.

— Все сделаю, как ты велишь, мой спаситель,— отве­тила лебедь и полетела вверх.

А в это время Нянькин сын выдернул из бороды уби­того старика еще один волос. Один конец его закрепил на поясе, а к другому привязал свой кистень.

— Поднимайся, — крикнула ему сверху лебедь.

Ухватился Нянькин сын за волосок и поднялся на бе­лый свет, на вольную волю. А вслед и кистень поднял. Поблагодарил лебедушку и отправился во дворец.

Хотел миром поговорить он с Иваном-царевичем, но тот не захотел и вызвал друга на смертный бой. И в бою зашиб Нянькин сын царевича до смерти.

Мирком да ладком стали жить они с молодой царевной. А когда царь умер, править страной стал Иван. Го­ворят, что он до сих пор царствует.
 

Читать другие марийские сказки. Содержание.