Два брата (Марийская сказка)

   

Марийская народная сказка
 
Когда-то жили два брата-охотника — Миклай и Пагул. Были они похожи друг на друга как две капли воды.

Жили братья очень бедно. Жили они, жили и надумали идти по свету счастья искать.

Вот идут они по дремучему лесу и вдруг видят — на поляне прыгают два зайчонка.

Вскинули братья ружья, прицелились.

— Миклай! Пагул! — просят зайчата. — Не убивайте нас, мы будем вашими верными товарищами.

Опустили братья ружья и говорят:

— Ну что ж, пойдемте с нами.

На другой полянке увидели братья двух лисят.

Вскинули братья ружья, а лисята просят:

— Миклай! Пагул! Не убивайте нас, мы будем вашими верными товарищами.

— Ладно, пойдемте с нами, — сказали братья.

Идут они, идут, вдруг прямо под ноги братьям выкатились два волчонка. Прицелились братья, хотели выстрелить, а волчата говорят:

— Миклай! Пагул! Не убивайте нас, мы будем вам верными товарищами.

— Хорошо, — отвечают братья. — Будем товарищами.

Наконец лес начал редеть, братья вышли на опушку. А на опушке играют два медвежонка. Хотели братья
медвежат застрелить.

— Миклай! Пагул! Не убивайте нас! — говорят медвежата. — Мы будем вам верными товарищами.

И пошли они дальше: Миклай, Пагул, два зайчонка, два лисенка, два волчонка и два медвежонка.

Скоро вышли они на дорогу. У самой дороги росла высокая старая ель.

— Братец, — сказал Миклай, — наступило время нам с тобой расстаться. Я пойду направо, ты иди налево. А на эту ель повесим нашу котомку с блестящими замочками. Если ты первым придешь сюда и увидишь, что блестят замочки по-прежнему, значит, я жив-здоров, а если заржавеют замочки, значит, я уже умер. А коль я первым вернусь к этой ели, то узнаю о твоей судьбе.

Обнялись братья и разошлись каждый своей дорогой — один направо, другой налево. И с каждым из братьев пошел зайчонок, лисенок, волчонок и медвежонок.

Миклая дорога привела в большой город. Бродил-бродил он по городу, устал и присел отдохнуть возле царского дворца.

Выглянула из окошка царевна. Увидела она молодого охотника с лесными зверями и очень удивилась.

— Эй, охотник, — говорит царевна. — Иди во дворец, расскажи, почему тебя дикие звери слушаются.

— Выйди сама сюда, — отвечает Миклай. — Меня во дворец стража не пустит.

— Я бы вышла, да твоих зверей боюсь.

— Не бойся, они без моего приказания не тронут.

Вышла царевна к Миклаю. Сидят они, разговаривают. Рассказал Миклай царевне, как они с братом жили в лесу и как дикие звери стали их товарищами.

Говорит царевна Миклаю:

— Ты мне полюбился. Иди к моему отцу-царю, сватай меня, я за тебя замуж пойду.

— Эх, — вздохнул Миклай, — не смейся надо мной. Ведь ты царская дочь, а я простой охотник, разве ты пойдешь за меня?

— Раз полюбила, значит, пойду.

Взяла царевна Миклая за руку и повела сама во дворец. Пришли они к царю, и царевич говорит:

— Отец, отдай меня замуж за этого охотника.

— Что ты, что ты! — замахал руками царь. — Не отдам тебя за простого мужика.

— Если не отдашь, то я завтра же умру, без него мне жизнь не мила.

Пошел царь за советом к царице.

— А вдруг и правда умрет! — говорит царица. — Уж лучше выдадим ее за мужика.

Выдали царь с царицей дочь за Миклая.

Стал Миклай жить в царском дворце, спать на пери­нах, есть с золотых тарелок, пить из хрустальных стаканов.

Но прошло сколько-то времени — загрустил Миклай, захотелось ему в лес на охоту.

— Собери мне какой-нибудь еды, я пойду на охоту, — сказал Миклай жене.

Напекла ему царевна на дорогу пирогов и говорит:

— Только не ходи в тот лес, что за большим болотом, много туда людей ходило, да ни один не вернулся.

Сложил Миклай пироги и булки в котомку, взял ружье, кликнул своих зверей и тронулся в путь.

Не послушал Миклай жены, пошел в лес, что за большим болотом.

«Зверя там должно быть много, — думает. — Охота хорошая, авось не пропаду!»

И только вошел он в лес, как увидел лося. Миклай за ним, а сохатый от него. Бежит лось, продирается сквозь чащу, деревья ломает, через овраги перескакивает, а Миклай со своими зверями следом бежит.

До самого вечера гонялся Миклай за лосем. А как стемнело, пропал лось, словно его и не было.

Решил Миклай заночевать в лесу. А тут как раз уви­дел он под высокой елью костер теплится. Раздул Мик­лай огонь, сварил ужин, сам поел, зверей накормил и стал укладываться спать.

Вдруг слышит: кто-то вверху на елке стонет:

— Ой-ой-ой! Холодно мне! Озяб я!

Посмотрел Миклай вверх, видит: сидит на елке маленький старичок, лицо с кулачок.

— Если озяб, слезай с елки, погрейся у костра, — говорит Миклай.

— Я бы слез, да боюсь твоих зверей.

— Не тронут тебя звери, — сказал Миклай.

— Не тронут так не тронут… Только на всякий случай коснись медведя тонким концом вот этой палочки. — И старик кинул Миклаю палочку.

Взял Миклай палочку, коснулся ею медведя, и в тог же миг медведь превратился в каменный столб.

Выронил Миклай палочку из рук, а старичок соскочил с елки, коснулся своей палочкой Миклая и его зверей — и все они превратились в каменные столбы.

А Пагул бродил-бродил по свету и возвратился тем временем к тому месту, где расстались они с братом. По­дошел он к старой ели, взглянул на котомку и видит: по­темнели блестящие замочки.

«Милый брат, что с тобой случилось?» — подумал Па­гул и пошел по той дороге, по которой когда-то ушел Мик­лай.

Шел-шел Пагул, и привела его дорога в большой го­род. Остановился Пагул отдохнуть у царского дворца.

Увидела его царевна, приняла за Миклая, выбежала из дворца и бросилась обнимать:

— Миклай, муж мой любимый, где же ты пропадал столько времени? Почему в дом не идешь?

Понял Пагул, что здесь жил его брат,

— Хорошо ли охотился? — спрашивает царевна.

— Хорошо, — отвечает Пагул.

«Значит, брат пошел на охоту и не возвратился», — думает он про себя. А вслух говорит:

— Напал я на след крупного зверя, надо бы догнать его. Собери мне какой-нибудь еды, я опять пойду в лес.

— Не уходи, — уговаривает его царевна.

Но Пагул своей твердит:

— Надо зверя изловить.

Делать нечего, собрала царевна Пагула на охоту в сказала на прощанье:

— Еще раз прошу тебя: не ходи в тот лес, что за большим болотом. Много туда людей ушло, да ни один не
возвратился.

«Значит, не послушался он совета, пошел в тот лес», подумал Пагул и направился за большое болото.

Только вошел в лес, как навстречу выбежал лось; гнался Пагул за лосем и к вечеру очутился возле поту-
хающего костра.

Сел Пагул у костра, раздул огонь, сам поел, своих зверей накормил и стал устраиваться на ночлег. Вдруг слышит: что-то на вершине елки зашумело, раздался тоненький скрипучий голос:

— Ой-ой-ой! Холодно мне! Озяб я!

— Коли озяб, слезай с елки да погрейся у костра, — говорит Пагул.

— Слез бы я, да твоих зверей боюсь. Возьми-ка мою палочку, коснись тонким концом своих зверей.

Взял Пагул палочку, ударил легонько медведя тонким концом, и превратился медведь в каменный столб. Коснулся Пагул камня толстым концом — камень снова превратился в медведя.

— Ах, вот ты кто! Ты злой колдун! — закричал Пагул. — Но больше не придется тебе творить зло!

Коснулся Пагул тонким концом, волшебной палочки елки, на которой сидел старик. Елка окаменела, и сам старик превратился в камень. Свалился камень с высоты, рассыпался в пыль. Подул ветер и развеял пыль.

Глядит Пагул: стоит в лесу видимо невидимо каменных столбов. Целый день ходил он от одного камня к
другому и ко всем прикасался толстым коном волшебной палочки.

Стали камня оживать: взмахнули крыльями птицы, поднялись звери, зашевелились люди.

Оживил Пагул и брата с его зверями.

Обнялись братья, расцеловались.

Потом Миклай вернулся в город к жене. Пагул поставил себе избушку в расколдованном лесу.
А на охоту они всегда ходили вместе.
 

Читать другие марийские сказки. Содержание.